ГЛАВНАЯ | МОИ ДАННЫЕ | ФАЙЛЫ | ФОРУМ | ПОИСК | КОНТАКТ С НАМИ


Центр Финансового Образования

 Имя

 Пароль

 Запомнить меня


Вы еще не с нами?
РЕГИСТРАЦИЯ предоставляет дополнительные возможности, недоступные гостям,
и делает удобней посещение портала.
Ваши регистрационные данные не будут использованы для СПАМа или переданы третьим лицам!
Забыли пароль?
ВАМ СЮДА!

Сейчас
196 гостей и
0 пользователей on-line

Анонимный гость. Вы можете ввести свой логин или свободно здесь зарегистрироваться.

Последние сообщения с форума
перейти к сообщениюЗакрытые ф…(20)
 от Iva929
 на 18/08 в 14:23
перейти к сообщениюЗакрытые ф…(757)
 от kirlaz
 на 21/06 в 18:13
перейти к сообщениюИндексируе…(12)
 от vitand2008
 на 29/03 в 14:15
перейти к сообщениюВсе извили…(2)
 от jovial
 на 12/12 в 19:47
перейти к сообщениюОтпуск(1)
 от EkaterinaSachik
 на 04/12 в 14:17
перейти к сообщениюИнвестиров…(4)
 от Ramil
 на 22/03 в 09:10
перейти к сообщениюТрудности …(9)
 от OlegS
 на 13/02 в 14:59
перейти к сообщению20 вещей к…(23)
 от Olha
 на 01/12 в 10:58
перейти к сообщениюЗакрытые ф…(308)
 от Sergey777
 на 20/11 в 17:37
перейти к сообщениюДивиденды …(6)
 от Sergey_Spirin
 на 20/09 в 10:09

[Перейти на форум...]


 « Сентябрь, 2018 » 
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

От спекуляций на бирже следует воздерживаться в двух случаях: если у вас нет средств, и если они у вас есть.

-- Марк Твен

Наши партнеры

Организация времени - тайм менеджмент и управление временем

Мир заигрался
Срочный рынок
Николай Рубцов, "Эксперт"
Срочный рынок в последние годы развился до невероятных размеров, используя самые изощренные и сложносочиненные инструменты. Это было на руку мировой финансовой системе. Но знает ли эта игра свои пределы?


Мировыми финансами сегодня правят деривативы. За прошедшие пятнадцать лет срочный рынок кардинально преобразовал не только структуру рынка акций, облигаций и Forex, но и способы финансирования бизнеса. Рынок деривативов стал оказывать влияние практически на все стороны экономической жизни общества — начиная с эффективности отдельного взятого бизнеса и заканчивая стабильностью экономических систем в целом.

Гигантский айсберг…

Размер этого рынка огромен и не идет ни в какое сравнение с величиной экономических систем, обслуживать потребности которых в качестве одного из инструментов он был призван. Более того, этот рынок начинает развиваться по своим правилам, все больше отчуждаясь от реальной экономики и базовых финансовых активов, его породивших. Представьте себе экономическую силу, более чем в 27 раз превышающую потенциал экономики США и почти в семь раз превосходящую совокупную экономику мира. Согласно отчету Банка международных расчетов (BIS), номинальная стоимость всех деривативных контрактов в мире на конец 2005 года составила 342 трлн долларов при ВВП американской экономики в 12,5 трлн долларов, а мировой — где-то в пределах 50 трлн долларов!

Но, как отмечают многие аналитики, рынок деривативов значительно больше, чем приводимые BIS расчеты.

Динамика его развития также поражает. С 1986 года его номинальная стоимость увеличилась почти в 400 раз. Причем за последние четыре года она возросла почти в четыре раза, за последний год — более чем на четверть.

По данным BIS, ежедневный оборот рынка деривативов составляет около 6 трлн долларов — почти половину ВВП американский экономики!

Алан Гринспен, недавно ушедший в отставку глава ФРС США, назвал экстраординарное развитие и экспансию финансовых деривативов наиболее значимым событием в финансах за последние десятилетия. Именно эффективное использование возможностей срочного рынка позволило экономике США в последние годы оставаться на плаву и успешно преодолеть шок от драматического падения рынка акций, сокращения капитальных инвестиций, террористических атак 11 сентября, корпоративных скандалов, геополитических рисков и стремительного роста цен на энергоносители.

Вот пример того, как деривативы повлияли на рост эластичности экономики и финансовых рынков. Заимствование капитала телекоммуникационными компаниями в мире с 1998-го по 2001 год (период финансирования массового расширения оптико-волоконных сетей и крупных инвестиций в лицензирование систем 3G мобильной связи) превысило 1 трлн долларов. Это крайне напрягло рынки кредитов. Но вскоре стоимость акций телекомов упала, а многие компании обанкротились. Раньше подобная ситуация неизбежно привела бы к жестокому финансовому кризису. Однако, поскольку значительные суммы выданных кредитов были предоставлены с использованием инструментов, ослабляющих кредитный риск, стресса удалось избежать.

…Над водой лишь его верхушка

Совокупный оборот срочных контрактов (по номиналу) на конец первого квартала 2006 года составлял 428,5 трлн долларов (фьючерсы — 292,2 трлн, опционы — 136,3 трлн). На биржевом рынке, специально организованном и регулируемом, совершается менее 20% всех сделок — на конец первого квартала это было 78,9 трлн долларов (фьючерсы — 25,4 трлн, опционы — 53,4 трлн долларов). Общее же число контрактов, заключенных на биржах в 2005 году, составило 10,24 млрд. Самыми крупными биржами по оборотам с производными являются Chicago Mercantile Exchange (45%), Euronext.liffe (27%) и Eurex (8%). По данным BIS, 58% всего оборота деривативных контрактов, совершаемых в мире, приходится на Северную Америку, 35% — на Европу , 7% — на Азию и менее 1% — на другие регионы мира.

Но все самое интересное происходит на внебиржевом рынке, где напрямую — без посредников или с участием ограниченного круга дилеров — заключаются контракты, нередко индивидуально «скроенные» под специфические нужды участников. Исчерпывающей статистики по данному рынку нет, но понятно, что это наиболее быстрорастущий рынок, зато без четко выработанной системы стандартов и контроля. Этот рынок — поле творчества, появления всевозможных финансовых инноваций и технологий. Основными творцами на нем выступают крупнейшие банки и финансовые институты Великобритании (42% всех сделок), США (23,5%) и Франции(10,2%). Главной составлящей внебиржевого рынка являются свопы. Самые популярные из них — контракты на учетные ставки (76%) и на курсы валют (11,5%). На акции приходится лишь 1,9% , а на сырьевые товары — всего 0,6%.

Последний писк моды на внебиржевом рынке — кредитные деривативы. Гринспен вообще охарактеризовал их как наиболее важные инструменты, которые он видел за десятилетия. Согласно опубликованному обзору Международной ассоциации по свопам и деривативам (ISDA) , ежегодный рост кредитных деривативов составил 123%! Этот рынок еще восемь лет назад был равен практически нулю, а к настоящему времени перевалил за 18 трлн долларов. Возникновение данного сегмента рынка коренится в секьюритизации ипотечных кредитов начала 90?х, однако реальный его рост вызван реакцией финансовых институтов на преодоление разрушительных тенденций азиатского кризиса конца XX века и стандартизацией документации, предпринятой ISDA в 1999 году. Не проходит и недели, чтобы не появилось чего-то нового в этой области. При этом сложность и абстрактность математических моделей при создании все новых синтетических продуктов — так называемых синтетических обеспеченных кредитных обязательств (collateralized obligations или CDOs) — идет по нарастающей. Подсчитано, что в настоящий момент введено в обращение почти 200 разновидностей кредитных деривативов, многие из которых носят весьма эзотерический, понятный лишь ограниченной группе лиц характер.

…И он ищет свой «Титаник»

По мнению Гринспена, развитие кредитных деривативов способствовало стабильности банковский системы, позволив банкам — особенно самым крупным, системообразующим — измерять свои кредитные риски и управлять ими более эффективно.

А вот наиболее известный инвестор современности — обладатель второго состояния в мире Уоррен Баффетт — назвал деривативы не чем иным, как «оружием массового поражения финансов». Великий инвестор сравнил бизнес с деривативами с адом, куда легко войти, но почти невозможно выйти. По мнению Баффетта, на срочном рынке на протяжении последнего десятилетия скрытно формировался гигантский пузырь, готовый в любой момент лопнуть, что потенциально будет иметь катастрофические последствия не только для покупателей и продавцов этих финансовых инструментов, но и для всей экономической системы в целом. В результате может случиться так, что кризис американской ссудно-сберегательной индустрии конца восьмидесятых годов, ущерб от которой оценен в триллион долларов, покажется ерундой.

Именно деривативы были одной из главных причин большинства экономических катаклизмов начиная с 1987 года. В частности, именно они привели к «черному понедельнику», когда индекс Доу-Джонса рухнул более чем на 22%. Они во многом спровоцировали азиатский кризис конца прошлого века. Они вызвали крушение крупнейшего хедж-фонда LTCM, поставившее под угрозу всю финансовую систему Запада, привели к разорению старейшего и респектабельного Barings Bank, банкротству Orange County, коллапсу Enron, бросили на колени экономику Аргентины.

Причиной подобных катаклизмов стали, конечно, не деривативы сами по себе, а их величина и спекулятивный размах, основанный на возможности использовать заемные средства, во много раз превышающие собственный капитал игроков. Не следует забывать, что, как и в большинстве профессиональных игр, где применяется механизм ставок или пари, деривативы имеют по сумме нулевой исход. То есть здесь всегда будет выигравший и проигравший. При этом сами участники склонны считать, что они в состоянии переиграть друг друга. Один из великих мифов о деривативах заключается в том, что они якобы уменьшают риск. На самом деле они только переводят риск с одного лица на другое, желающее этот риск принять.

Алхимия деривативов строится на основе сложных математических моделей. С их помощью пытаются предсказать, как рынки и производные от них поведут себя при определенных условиях. В этих моделях для предсказания будущего используется прошлый опыт. Но дело в том, что они не в состоянии предсказать непредсказуемое. Вместо управления риском здесь в какой-то момент начинается попытка управления неопределенностью. Всякий раз, когда неопределенность материализуется в виде неожиданности, будь то 11 сентября 2001 года или российский дефолт 1998?го*, мы становимся свидетелями очередного «локального финансового Чернобыля», появления которого никоим образом не предвещала заложенная и просчитанная заранее математическая модель будущего.

«Большой объем риска, особенно кредитного, оказался сконцентрированным в руках немногочисленных дилеров, которые к тому же интенсивно торгуют друг с другом, — констатирует Баффетт. — Проблемы одного могут быстро заразить других. Этим дилерам должны огромные суммы денег их партнеры — не дилеры. Некоторые из них настолько взаимосвязаны, что могут одновременно пострадать из-за какого-то одного события. Неожиданно всплывающая взаимосвязь может послужить спусковым крючком серьезных системных проблем».

Действительно, концентрация деривативных контрактов в руках узкой группы дилеров поражает. Почти треть всех деривативов — на 100 трлн долларов — сконцентрированы в трех самых крупных американских финансовых структурах-дилерах: J. P. Morgan Chase, Bank of America и Citigroup. Применительно к финансовой системе США эта концентрация еще больше. Так, при суммарной стоимости всего американского рынка деривативов в 110 трлн долларов на три вышеупомянутых структуры приходится почти 90% стоимости этого рынка.

Львиная доля всех срочных сделок у этих компаний происходит на внебиржевом рынке: от 90% у J. P. Morgan Chase (на конец первого квартала 2006 года) и почти до 96% у Citibank. При этом подавляющее число сделок составили свопы — до 73% у Bank of America. В результате ведущие американские банки можно сравнить со связанной одним канатом группой альпинистов, взбирающихся по склону. Возглавляет их J. P. Morgan Chase, портфель деривативов которого превышает 53 трлн долларов.

Согласно отчету Conptroller of the Currency, J. P.Morgan имеет риск потенциальных убытков по портфелю деривативов, превышающий его капитал почти в 7,3 раза. Иными словами, каждый доллар собственного капитала J. P. Morgan Chase обременен 7,3 долларами риска. У Citibank коэффициент обременения — 4, у Bank of America — 2,59.

Правда у всех своя

По мнению ряда представителей финансового сообщества, сложность и запутанность правил отчетности внебиржевых операций по деривативам крайне настораживает и пугает, поскольку создает обильные предпосылки не только для добросовестного заблуждения относительно эффективности сделок, но и для преднамеренного мошенничества и фальсификаций, причем в колоссальных размерах. За примерами ходить далеко не приходится. Стоит лишь вспомнить историю с компанией Enron, использовавшей деривативы и торговлю с ними для демонстрации впечатляющей доходности — до тех пор, пока связанная с производными дебиторская задолженность не была превращена на балансе в живые деньги.

В своем последнем послании к акционерам Berkshire Hathway Inc. Уоррен Баффетт замечает: «Когда два трейдера совершают трансакцию, имеющую различные, иногда эзотерические, переменные и отдаленную по времени расчетов, их уважаемые компании должны соответственно оценить эти контракты, скалькулировав свою прибыль. Любой контракт может быть оценен одним образом фирмой А и другим образом фирмой Б. Можно заключить пари, что различия в оценках <…> нацелены на получение хорошей доходности каждой из этих компаний. Это странный мир, в котором каждая из двух сторон может иметь в своей отчетности трансакцию, которая тут же обеими объявляется как прибыльная».

Более того, случается, что на рынке вдруг начинают обращаться контракты, объем которых совершенно не достаточен для хеджирования определенного актива. Пока компания — эмитент данного актива процветает, все идет гладко, участники срочного рынка чувствуют себя защищенными от превратностей судьбы. Но стоит только ей обо что-то споткнуться и хуже того — обанкротиться, как проблемы для участников деривативных сделок, несмотря на кажущуюся страховку, не заставляют себя ждать. Наглядным примером подобной ситуации может послужить случай с Delfi Corp. Когда 8 октября 2005 года компания объявила о своем банкротстве, выяснилось, что на рынке обращаются кредитные дефолтные свопы на сумму 20 млрд долларов против выпущенных облигаций лишь на 2 млрд. Этот дисбаланс мгновенно поднял цену на акции и принудил банки организовывать аукционы для определения цены закрытия деривативных контрактов. Moody’s Investor Service потребовалось четыре месяца, чтобы просчитать воздействие дефолта этой фирмы на рынок не только кредитных дефолтных свопов, но и ценных бумаг, содержащих деривативы, в целом.

Нужно заметить, что на внебиржевом рынке нередко обращается огромное количество контрактов, по которым невозможно определить, кто кому должен в случае того или иного события. Так, 14 сентября прошлого года Федеральный резервный банк Нью-Йорка потребовал от 14 компаний-дилеров, включая Deutsche Bank AG, Goldman Sachs Group Inc. и J. P.Morgan Chase, улучшить управление кредитными деривативами, после того как проверка обнаружила 150 тысяч неподтвержденных или неподписанных трансакций.

Кто же в итоге прав в оценке современного срочного рынка? Ушедший ныне в отставку первый банкир планеты, под руководством которого современная финансовая система, основанная на деривативах, собственно, развилась и расцвела? Или великий инвестор современности, создавший свое богатство исключительно на операциях с ценными бумагами? Правы оба. В своем скрытом диалоге друг с другом они обозначили разные стороны деривативов. Гринспен указал на конструктивное начало, тогда как Баффетт подчеркнул их деструктивную сторону.

Как заметил недавно президент Федерального резервного банка Нью-Йорка Тимоти Гейтнер, быстрый рост этих инвестиционных инструментов и связанные с ними структурные изменения рынков помогли национальной финансовой системе стать более подвижной и эластичной, позволили экономике абсорбировать различные экономические шоки. Однако они не элиминировали риск, а также возможность крушения ведущего финансового посредника. Более того, они не могут полностью изолировать финансовую систему в целом от воздействия на нее подобного крушения.

*Из-за российского дефолта 1998 года, в частности, и погорел Long Term Capital Management, чей инвестиционный портфель в 200 млрд долларов плюс деривативы на 1,25 трлн при собственном капитале в 4,8 млрд чуть не поставил под удар всю мировую экономику. Только экстренные меры, принятые ФРС, заставившей консорциум банков и инвестиционных домов собрать 3,5 млрд долларов для спасения фонда, стабилизировали ситуацию.

Деривативы, срочный рынок, рынок производных — особая область финансовых инструментов, стоимость которых вытекает из базовых активов: акций, облигаций, индексов, учетных ставок, ставок обмена валют, кредитов, долгов на недвижимость, дебиторской задолженности по кредитным карточкам и т. д., а также тех или иных сырьевых товаров. Суть дериватива — соглашение о поставке некоего актива по определенной цене в будущем. По форме существования деривативы предстают в качестве фьючерсов, опционов, опционов на фьючерсы, свопов, структурированных долговых обязательств, различных их комбинаций и т. д. Дериватив можно определить и как пари на движение того или иного актива в будущем. Объектом пари может быть все, что угодно: от учетных ставок до погоды. Деривативы употребляются, во-первых, в качестве инструмента хеджирования и, во-вторых, в качестве спекулятивного инструмента получения быстрой прибыли, нередко с использованием значительной доли заемных средств.

 

 
· Ещё о Срочный рынок
· Новости admin

Самая читаемая статья из раздела Срочный рынок:
Как купить баррель

Эта статья не имеет оценки.

Мир заигрался | Войти/Создать логин | 0 комментариев
За коментарии ответственны только те, кто их поместил. Мы не несём ответственности за них.


банки, бизнес, биржевая торговля, биржи, векселя, вклады, депозиты, денежные переводы, доверительное управление, дорожные чеки, драгоценные камни, драгоценные металлы, законодательство, зарубежные счета, зарубежные фонды, игры, иностранная валюта, интервью, интернет, интернет-трейдинг, ипотека, кредитование, криминал, мировая экономика, налогообложение, недвижимость, недвижимость - гаражи, недвижимость - офисы, недвижимость - склады, недвижимость в аренду, недвижимость загородная, недвижимость зарубежная, новостройки, облигации, образование, он-лайн банкинг, ОФБУ, пенсионные фонды, первичное размещение, персоны / .. , ПИФы, пластиковые карты, прямые инвестиции, рейтинги, сейфовые ячейки, срочный рынок, страхование, технический анализ, товарный рынок, управление рисками, управление финансами, фондовый рынок, форекс, фундаментальный анализ, экономика России, эмитенты / ..


Оставляя на сайте свои персональные данные, вы тем самым соглашаетесь с тем, что ваша информация будет использована в соответствии с
Политикой конфиденциальности

Адрес для переписки - director@fintraining.ru

Яндекс цитирования

(с) 2004 - 2017, Сергей Спирин, все материалы сайта, кроме подписанных прочими именами
Создание сайта - Визуал Квадрат